Эксперимент. Потребность в любви.


В 1950-х годах психолог Гарри Харлоу из Университета штата Висконсин провел серию опытов с целью на примере детенышей обезьян установить влияние безразличного либо безучастного отношения родителей к своему потомству.

В ту эпоху бытовало мнение о том, что до трехлетнего возраста детенышу примата (а в более широком смысле и человеческого ребенка) для развития и роста нужны лишь питание и сон. На первом этапе исследований Харлоу стал разлучать новорожденных макак с матерями на срок 3, 6, 12 и даже 24 месяца.

В ходе проведения некоторых экспериментов он заменял матерей манекенами, снабжая их бутылочками с сосками. Тогда было замечено, что малыши приближались не столько к манекенам с большим, содержащим молоко искусственным выменем, сколько к тем, которые были покрыты мехом, и что тактильный контакт нередко был важнее, чем утоление голода. Детеныши, у которых не было «суррогатной» матери в виде манекена, взяли в привычку обхватывать себя за плечи руками. Когда их возвращали в общество сверстников, такие макаки отличались аутистическим поведением и проявляли полнейшее безразличие к сверстникам, играм и сексуальности.

На втором этапе Харлоу поместил отлученных от родителей макак вместе с другими детенышами, окруженными материнским вниманием. Контакт с этими малышами, которые росли в заботе и ласке, слегка ослаблял пагубное влияние разлуки. Повзрослев, детеныши макак, лишенные материнской опеки, оказались совершенно не приспособлены к жизни в обществе себе подобных. Они не могли совокупляться с особями противоположного пола, вели себя агрессивно и странно, подобно людям, впавшим в состояние психоза. Эти опыты стали почвой для других исследований, посвященных любви и привязанности (особенно тех, которые в 1958 году провел англичанин Джон Боулби).

По всей видимости, индивидуум может чувствовать любовь лишь в том случае, если получает ее физические подтверждения — если его берут на руки, гладят, баюкают, разговаривают.

С учетом этого можно предположить, что все без исключения дети, рождающиеся на свет, имеют право быть любимыми хотя бы одним из родителей, а родители, как следствие, обязаны любить своих детей.